Слово митрополита Кирилла на секции VII Ставропольского форума ВРНС «Русский язык и русский мир: диалог религий, культур и цивилизаций»

24 октября 2019 года, в ходе работы VII Ставропольского форума Всемирного русского народного собора, в Думе Ставропольского края начала работу секция «Русский язык и русский мир: диалог религий, культур и цивилизаций». Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл обратился к участникам секции со словом.


Уважаемые участники секции VII Ставропольского форума Всемирного русского народного собора!

В основе русского мира лежит православие и вера во Христа. «Декларация русской идентичности» отмечает огромную роль православной веры в формировании самосознания русского народа, подчеркивая, что «каждый русский должен признавать православное христианство основой своей национальной культуры… Отрицание этого факта, а тем более поиск иной религиозной основы национальной культуры, свидетельствуют об ослаблении русской идентичности, вплоть до полной ее утраты». Как говорил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, «При всей открытости нашей культуры, при всей разумной готовности принять в наши ряды человека любого происхождения, нам следует всегда помнить, что без существования русского народа и без Православия наша отечественная культура не могла появиться на свет и не имеет перспектив в будущем».

Это прекрасно выразил Николай Александрович Бердяев: «Русский народ – религиозный по своему типу и по своей душевной структуре… Даже у тех русских, которые не только не имеют православной веры, но даже воздвигают гонение на православную церковь, остается в глубине души слой, формированный православием». И это уже навсегда.

Как русский мир немыслим без Православия, славянская письменность без равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, так и русский язык, русская словесность несет на себе неизгладимый отпечаток этой великой духовной традиции, неотделима от православных основ русской культуры, от Слова Божия и молитвы, которые вошли в этот язык и задали его масштаб.

В русском языке представители всех национальностей обозначаются при помощи существительного (немец, поляк, татарин, еврей и т. д.), и лишь в единственном случае – в отношении представителей самого русского народа – используется субстантивированное прилагательное. Некоторые исследователи считают, что таким образом язык зафиксировал особый принцип формирования русской нации – иными словами, русским можно быть не только по рождению, но и стать в результате сознательного сделанного цивилизационного выбора, приняв Православие и усвоив русский язык и культуру. Членом любой современной западной нации можно либо по факту рождения, либо получив соответствующее гражданство.

Русский мир – это мир Православия, благодаря которому в границах этого мира могут себя свободно чувствовать представители и последователи иных конфессий. Сохраняя верность христианскому принципу где дух Господень – там свобода (2 Кор. 3, 17), Православие сумело создать такое духовное пространство, в котором и последователи иных религий – в первую очередь, ислама, иудаизма, буддизма, а также инославных конфессий, могли бы свободно исповедовать свою веру. Там, где истинное христианство – не может быть места ни гонениям, ни преследованиям по религиозному признаку. Религиоведы давно доказали, что российский ислам, иудаизм, буддизм, лютеранство и даже католицизм имеет свои отличительные особенности, которые были сформированы в результате многолетнего тесного взаимодействия с Православием.

В истории взаимоотношений традиционных конфессий России с Православием можно найти и темные пятна, но эти противоречия никогда не перерастали в серьезные религиозные конфликты, а тем более войны. И в этом заключается одно из несомненных достижений российской цивилизационной модели.

В основе русской цивилизации лежит принцип, который замечательный русский мыслитель Константин Леонтьев определил красивым термином «цветущая сложность». В этом сильная сторона русского мира – он создает условия для согласия и взаимодействия тех сил, которые за пределами этой общности никогда не смогли бы не только сотрудничать, но и просто мирно сосуществовать. Причем, связующим звеном здесь являются не материальные блага, а общие цивилизационные ценности: крепкая семья, любовь к родине, верность долгу, солидарность и взаимовыручка, уважение к памяти предков и т. д.

Этот глобальный проект, который Россия предлагает миру, в XXI веке составляет серьезную альтернативу западной модели, основанной на либеральных ценностях, в основе которых лежит индивидуализм и неограниченное потребление. Раздраженная и негативная реакция на ценностные основы русской цивилизации со стороны недругов России как раз говорит об эффективности и жизнеспособности данной концепции.

Конфликт на Юго-Востоке Украины – ни что иное, как война идентичностей. Неслучайно толчком для конфликта стал отказ Киевской власти в официальном использовании в этих регионах русского языка. Ошибочно было бы думать, что здесь воюют русские с украинцами: подавляющее большинство ополченцев имеет украинские паспорта, а среди тех, кто проводит террористическую операцию против мирных жителей Донбасса, немало людей с русскими фамилиями. В действительности противостояние проходит именно по границе Русского мира, в ценностной пространстве.

Украина стала самым ярким примером практически полной смены идентичности у значительной части народа, особенно молодой его части. Менее чем за четверть века в этой стране удалось сделать страшное: воспитать поколение молодых людей, которые на русском языке сочиняют такие стихи, как нашумевшие вирши Анастасии Дмитрук под названием «Никогда мы не станем братьями…». Рыцарей Майдана и боевиков национальной гвардии воспитала новая украинская школа. Майдан, кровавая баня в Одессе, война на Донбассе – все это ее «заслуги». Поэтому сегодня именно школа является важнейшим инструментом формирования ценностных ориентиров, местом, где закладываются основы самосознания будущих «русских мальчиков» Достоевского.

Еще одним важнейшим фактором формирования русской идентичности является изучение русского языка, которому и посвящен наш Форум. Печально наблюдать, когда трехлетних детей, с трудом говорящих на родном языке, начинают учить английскому. Не говорю уже о том, что в подавляющем большинстве семей, даже посещающих храмы, дети не знают и не изучают церковнославянский язык, который по мнению многих авторитетных филологов является «верхним регистром», высоким стилем русского языка. Иностранный язык можно и нужно изучать только тогда, когда ребенок уверенно овладеет русским языком – как письменной, так и устной речью.

Однако я обратил бы внимание на то, что прозападные политики Украины направляли свой удар не только на армию и язык, но и на веру, понимая, что это – самая глубокая основа духовного единения народов Святой Руси. Пытаясь всеми силами разрушить связь Украины с Россией, они неслучайно ополчились на Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Какое огромное значение имеет Церковь для православных людей на постсоветском пространстве, я лично увидел на примере семиреченских казаков. Это их главная надежда и опора.

В начале 1990-х гг. после распада Советского Союза, который обернулся для исторической России колоссальными территориальными потерями и который чуть было не поставил под сомнение само будущее Российского государства, Русская Церковь со всей определенностью поставила вопрос о границах Русского мира. В Отделе внешних церковных связей, который в то время возглавлял митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Святейший Патриарх), – впервые для церковного права – был разработан и введен в употребление термин «каноническая территория». В своей речи на интронизации он обозначил данную проблему в следующих словах: «Патриарх — защитник внешних канонических рубежей Церкви. Это служение приобретает особое значение в той ситуации, которая возникла после образования независимых государств на пространстве «исторической Руси». Уважая их суверенитет и радея о благе каждого из этих государств, Патриарх в то же время призван заботиться о сохранении и укреплении духовных связей между населяющими их народами во имя сбережения той системы ценностей, которую являет миру единая православная цивилизация Святой Руси».

После революции 1917 г. в связи с распадом Российской империи Русская Православная Церковь утратила значительную часть своей канонической территории, но при этом в большинстве случаев она предоставляла отделившимся окраинам самостоятельность добровольно, радея о благе Вселенского Православия. Таким образом был образован ряд автокефальных Церквей – Польская, Чешских земель и Словакии и Американская, Русская Церковь также признала восстановление автокефалии Грузинской Церкви, автономию Финляндской Церкви в составе Константинопольского Патриархата и даже создание в составе того же Патриархата Русского экзархата. Японской и Китайской Церквам была дарована автономия. Украинский экзархат получил статус Украинской Православной Церкви с правами широкой автономии, Кишиневская, Эстонская и Латвийская епархии получили соответственно статус Молдавской, Эстонской и Латвийской Православных Церквей.

Территория, которая объявляется Русской Православной Церковью как канонически ей принадлежащая, почти совпадает с территорией Российской империи. Исключение составляет Финляндия, Польша и Грузия. В этом смысле Русская Церковь выступает как хранительница наследия Российской империи и единственный общенациональный институт в современной России, который обладает правопреемством с соответствующим дореволюционным институтом. Принцип сохранения канонической территории в своей основе – ответственность за духовное попечение проживающих на этой территории православных людей, воспитанных в русской духовной традиции.

Всего к началу 2019 года Русская Православная Церковь насчитывала 309 епархий, 38 649 приходов, 972 монастыря. В том числе в «ближнем зарубежье» действует 87 епархий, 15386 приходов, 358 монастырей (в том числе 53 епархии, 12092 приходов и 258 монастырей – Украинская Православная Церковь). В странах дальнего зарубежья – 19 епархий, 977 приходов и 40 монастырей.

В последние десятилетия Церковью был предпринят ряд шагов, направленных на примирение и взаимное сближение русских, живущих в дальнем зарубежье. 17 мая 2007 года был подписан Акт о воссоединении Русской Зарубежной Церкви с Московским Патриархатом. 4 сентября 2019 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял в состав Русской Православной Церкви главу Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции архиепископа Иоанна (Реннето), а также клириков и приходы, которые желают последовать за ним.

Основатель этой Архиепископии митрополит Евлогий (Георгиевский) в 1945 году, незадолго до своей кончины, воссоединился с Московским Патриархатом, но тогда большинство его паствы не поддержало это решение и после смерти митрополита созданный им Западноевропейский экзархат русских приходов (теперь Архиепископия) вернулся под юрисдикцию Константинополя. Сейчас завет владыки Евлогия о воссоединении с Русской Православной Церковью выполнен. Хотя бывший Экзархат перешел в Русскую Церковь не в полном составе, на его Генеральной ассамблее 7 сентября большинство все-таки проголосовало за воссоединение с Русской Православной Церковью. Характерно, что собор святого благоверного князя Александра Невского в Париже – до сих пор самый большой православный храм в Западной Европе – вновь обрел статус символа Русского Православия. Впервые за многие годы за богослужением 15 сентября здесь поминали Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.

Воссоединение Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции с Русской Православной Церковью – это эпохальное событие, поскольку вместе с возвращением в родную гавань значительной части приходов Парижского экзархата Константинопольского Патриархата завершается процесс воссоединения Русского Православия, которое волей исторических судеб оказалось разделенным в ХХ веке.

Благодарю за внимание!