Доклад митрополита Кирилла на XXVI Рождественских чтениях «Нравственные ценности и будущее человечества»

«Без Бога не до порога», — говорили издревле русские люди, подчеркивая значение для них православной веры. В наши дни в общественное сознание, в том числе и на территории исторической Руси, активно внедряется идея единого для всех людей секулярного мировоззренческого стандарта, основанного на так называемых «общечеловеческих ценностях». Место традиционного нравственного начала, соотносимого с Заповедями Божиими, в этой модели занимает представление о правах человека как высшей ценности. По мнению либеральных гуманистов, лидеров современного мирового секуляризма, Богу не место в сфере общественного бытия, религия является сугубо личным делом, а исповедание веры должно смениться молчанием.

История неоднократно ниспровергала утопии и ложные доктрины, построенные на искаженном представлении о человеке, на отрицании традиционных ценностей, на отвержении религиозного идеала и богоустановленных нравственных норм. До недавнего времени строительство подобных утопий было возможно лишь в отдельно взятой стране. Однако так называемый «планетарный гуманизм» реализуется в глобальных масштабах и навязывается как норма, которую должны принять и усвоить все люди, вне зависимости от их цивилизационной идентичности. К чему это может привести?

Различие между добром и злом, правдой и ложью, святостью и грехом лежит в основе человеческого бытия. Современный глобальный проект отказывается от этих понятий, пытаясь построить новую общечеловеческую цивилизацию на столпах свободы личности и поведенческого плюрализма. В современной либеральной философии любое поведение считается оправданным и допустимым, если оно не нарушает свободу другого человека. Таким образом, стирается граница между добром и злом и ставится под удар уникальная способность человека – само нравственное чувство, которое позволяет их различать.

Свободой называют способность человека направлять свою волю к добру или злу, однако ее ценность – в выборе добра: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5, 13). Христианство всегда подчеркивало, что только следование путем нравственной жизни, помогает человеку обрести подлинную свободу: «Познаете Истину, и Истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 32). Попытки лишить идею свободы христианского смысла, абсолютизация личной свободы, сведение ее к возможности выбора (в том числе, в пользу зла) неизбежно приводят к нравственному и аксиологическому релятивизму.

Если нет абсолютных нравственных ориентиров, нет и греха. Современный секуляризм может оперировать такими терминами, как «преступление», «нарушение закона», «вина» и даже «моральный запрет». Но понятие «грех» не существует в рамках светской этики. Человечеству навязывается представление, что абсолютных моральных норм не существует, что всякая нравственность относительна, что человек может жить в соответствии с собственной шкалой нравственных ценностей, которая может отличаться от всех других и даже быть им противоположной.

Если нравственность отделить от религии, она исчезнет. Вспомним Федора Михайловича Достоевского: «Если Бога нет…, все позволено». Объяснить наличие нравственного закона внутри каждого человека, будь он верующий или нет, без Божественного начала невозможно. Умение отличить добро от зла — это чувство человека, живущего в любом месте земного шара и на протяжении любой исторической эпохи, это голос его совести, звучащий на протяжении всей истории. В отрыве от этой Богом дарованной способности люди превращаются в животных, становятся хуже животных. Не одухотворенная верой нравственность зыбка, ибо опирается на самого человека, который стремится быть «мерой всех вещей». Это мнение древних софистов по-прежнему в основе либерального секуляризма.

В истории много примеров, которые доказывают чудовищные последствия внедрения «условной нравственности»: приход к власти в Германии нацистов, которые объявили нравственным уничтожение евреев, уничтожение в большевистской России верующих как «врагов народа». Восприятие нравственности как относительной, а не абсолютной категории создает угрозу для человечества.

Абсолютные нравственные ценности — это фундамент человеческой цивилизации. В рамках христианской системы ценностей было сформировано представление о высоком достоинстве человека. Благодаря христианскому отношению к человеку было уничтожено рабство, выработалась процедура объективного суда, получили развитие наука и культура. Более того, сама идея прав человека возникла не без влияния христианского учения о достоинстве человека, его свободе и нравственной жизни. В святоотеческом богословии свобода и нравственность неразрывно связаны. Абсолютизация одной из этих категорий в ущерб другой неминуемо ведет к трагедии личности и общества.

Сегодня на наших глазах происходит дехристианизация жизни, разрыв прав человека и нравственности. Это наблюдается в появлении нового поколения прав, противоречащих нравственности, а также в оправдании безнравственных поступков с помощью прав человека. Обесценивая нравственность, в конечном счете, человек теряет и свободу, ведь нравственность – это реализованная свобода, результат ответственного выбора. Она обеспечивает жизнеспособность и развитие общества, его единство. Напротив, попрание нравственных норм приводит к потере своего места в истории.

Посмотрите, что происходит сегодня с семейными ценностями. На наших глазах идеалы семьи, брака, супружеской верности, чадородия осмеиваются и оплевываются. В публичном пространстве обсуждается допустимость ранних половых связей, супружеских измен, абортов, гомосексуальных отношений. Известный русский мыслитель Иван Ильин писал: «История показала… великие крушения и исчезновения народов возникают из духовно-нравственных кризисов, которые выражаются, прежде всего, в разложении семьи». Разрушение семьи — это мина замедленного действия, способная подорвать нравственный базис целых поколений.

Мир как будто вывернули наизнанку: добро называют злом и зло добром, жизнь смертью и смерть жизнью. Ценности, основанные на религиозном нравственном идеале, подвергаются систематическому поруганию, а новые нормы, противоречащие самому человеческому естеству, внедряются в массы. Миллионы младенцев в материнской утробе лишают права на жизнь, а старикам и неизлечимо больным предлагают «право на достойную смерть».

Да, российское государство сегодня принимает некоторые меры по сокращению числа абортов – ежегодно их количество в нашей стране сокращается на несколько десятков тысяч. Но это – лишь малые песчинки при тех масштабах проблемы, которая затрагивает бесценную человеческую жизнь. В 2016 году по данным Росстата каждая третья беременность у нас в стране была искусственно прервана – в среднем 2 300 человек в день. Да, лишь 7% подобных операций было сделано девушкам, забеременевшим впервые – общественная дискуссия не проходит даром, молодежь все реже идет на аборты. Но это все равно огромная цифра – для сравнения, бесплодием оканчивается 8% абортов. Год назад бурно дискутировалась инициатива Святейшего Патриарха вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования, она так и не прошла Государственную Думу, и история еще накажет нас за эту нерешительность. Но я глубоко убежден, что нельзя сваливать все на депутатов. Это настолько сложная и застарелая проблема, что ее решение зависит от каждого из нас: все российское общество, все ветви и уровни власти должны сообща вырабатывать целый комплекс мер поддержки материнства и детства, находить новые механизмы, содействующие сохранению зачатой жизни.

Ежегодно в России снижается младенческая смертность, но мы призваны защищать наших детей в любом возрасте, и особое внимание уделять новым явлениям, угрожающим их жизни. В этой связи я особое внимание хотел бы обратить на недавно обострившуюся проблему подростковых суицидов. Год назад Святейший Патриарх говорил о необходимости обеспечить максимальную занятость наших детей во внеурочное время путем возрождения доступной (в том числе финансово) системы дополнительного образования. Весь мир столкнулся с проблемой психического состояния поколения, выросшего на мобильных гаджетах. Созданные для общения смартфоны и социальные сети создали уникальные условия личностной изоляции. Реальное общество разбивается на атомы, а юноши и девушки среди бесконечных лайков и репостов все чаще чувствуют себя одинокими и несчастными. «Группы смерти» – лишь частный случай этой проблемы. Сегодня все меняется так стремительно, что наше общество, спецслужбы, законодатели не успевают вовремя реагировать на новые угрозы. Едва арестовали некоторых руководителей подобных групп, как уже разрабатывается схема, в которой подобные группы будет вести программа-робот, которая, в отличие от человека, сможет практически круглосуточно сопровождать ребенка, попавшего в ее сети.

Школа всегда участвовала не только в интеллектуальном развитии ребенка, но и нравственном формировании его личности. После включения в образовательную сетку 7 лет назад «Основ религиозной культуры», задачи школы стали еще ответственнее и шире. Однако до сих пор, несмотря на то, что данная образовательная область относится к федеральному компоненту, у нас на государственном уровне нет действующей эффективной системы подготовки педагогических кадров в этой сфере. Суммарная учебная нагрузка по дисциплинам духовно-нравственного компонента, как правило, не предусматривает создания новых рабочих мест, а в отсутствие спроса со стороны работодателя возникает кризис системы подготовки кадров. Самая чувствительная в мировоззренческом отношении область школьного образования сегодня зачастую становится пространством вопиющего непрофессионализма.

Сегодня Церковь и школа должны стать естественными соработниками. Задача современного образования научить человека, с одной стороны, быть достаточно открытым к современному миру, а с другой — суметь сохранить свою духовную самобытность и нравственную систему ценностей. Перед Церковью стоит огромная миссионерская задача, продолжение и расширение просветительской и воспитательной деятельности, о чем неустанно напоминает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В течение многих веков православная вера являлась органичной частью бытия нашего народа. Это отразилось в подвигах русской святости, патриотизме героев Отечества, памятниках письменности и культуры, родной речи, пронизанных библейским видением и пониманием мира и человека.

Именно из этой базисной культуры русского народа произрастает его система ценностей, которые формируют как личность, так и общество. С ней и надо знакомить, прежде всего, наших детей и молодежь. В наши дни они с раннего детства подвергаются наибольшим моральным перегрузкам и как никто нуждаются в духовной поддержке. От того, какая система ценностей сформируется у них сегодня, зависит развитие нашего общества в будущем.

В жизни народов вера, нравственность и культура неотделимы, нарушение этого единства губительно. От нравственного выбора современного человека зависит ход человеческой истории и ее финал. Чем раньше человечество поймет, что нравственность – это способ его выживания, тем менее трагична будет развязка. Мы должны показать современному человеку и современному обществу, что христианские ценности – это закон жизни, отказ от которого может привести к краху и культуры, и общества, и личных человеческих судеб. Надеюсь, XXVI Международные Рождественские образовательные чтения внесут достойный вклад в это общее дело. Вопрос жизненных ценностей – главнейший для человека как секулярного, так и религиозного мировоззрений. От ответа на него зависят судьбы народов и будущее всего человечества.